ИНДЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ, общее название языков индейцев – коренных народов Северной и Южной Америки, обитавших на этих континентах до и после прихода европейских колонизаторов. В число индейцев обычно не включают одну из групп коренных обитателей Америки – эскимосско-алеутские народы, которые проживают не только в Америке, но также на Чукотке и на Командорских о-вах (Российская Федерация). Эскимосы сильно отличаются от своих соседей-индейцев физическим обликом. Однако расовое разнообразие индейцев Северной и Южной Америки также чрезвычайно велико, поэтому невключение эскимосов и алеутов в число индейцев мотивировано главным образом традицией.

Разнообразие индейских языков столь велико, что сопоставимо с разнообразием человеческих языков вообще, поэтому термин «индейские языки» очень условен. Американский лингвист Дж.Гринберг, выступивший с так называемой «америндской» гипотезой, предложил объединить все индейские языки, кроме языков семьи на-дене, в единую макросемью – америндскую. Однако большинство специалистов по индейским языкам отнеслось к этой гипотезе и стоящей за ней методологии «массового сравнения языков» скептически.

Довольно трудно указать точное число индейских языков и составить их исчерпывающий список. Это связано с целым рядом обстоятельств. Во-первых, следует различать современную и доколонизационную языковые картины. Считается, что до колонизации в Северной Америке (к северу от империи ацтеков, находившейся в центральной Мексике) было до четырех сотен языков, а сейчас на этой территории их осталось чуть более 200. При этом многие языки исчезли раньше, чем были как-либо зафиксированы. С другой стороны, такие языки, как, например, кечуа в Южной Америке, за последние столетия многократно расширили территориальную и этническую базу своего распространения.

Второе препятствие на пути исчисления индейских языков связано с проблемой разграничения языка и диалекта. Многие языки существуют в нескольких территориальных разновидностях, именуемых диалектами. Часто вопрос о том, следует ли считать две близкие формы речи разными языками или же диалектами одного и того же языка, решить очень трудно. При решении дилеммы язык/диалект учитывается несколько разнородных критериев.

1) Взаимопонятность: возможно ли взаимопонимание между носителями двух идиомов без предварительного обучения? Если да, то это диалекты одного языка, если нет, то это разные языки.

2) Этническое самосознание: очень сходные (или даже идентичные) идиомы могут использоваться группами, которые воспринимают себя как различные этносы; такие идиомы могут считаться разными языками.

3) Социальные атрибуты: идиом, очень близкий к некоторому языку, может иметь определенные социальные атрибуты (например, государственность), что заставляет считать его особым языком.

4) Традиция: однотипные ситуации могут рассматриваться по-разному просто в силу традиции.

С физико-географической точки зрения Америка обычно подразделяется на Северную и Южную. С политической – на Северную (включая Канаду, США и Мексику), Центральную и Южную. С антропологической и лингвистической точек зрения, Америка традиционно делится на три части: Северную Америку, Мезоамерику и Южную Америку. Северная и южная границы Мезоамерики понимаются по-разному – иногда на основе современных политических подразделений (тогда, например, северная граница Мезоамерики – это граница Мексики и США), а иногда – в терминах доколониальных культур (тогда Мезоамерика – это сфера влияния ацтекской и майянской цивилизаций).

Классификации индейских языков. История классификации языков Северной Америки насчитывает более полутора столетий. Предтечей генетической классификации североамериканских языков был П.Дюпонсо, который привлек внимание к типологическому сходству многих из этих языков (1838), а именно их полисинтетизму. Авторами первых собственно генетических классификаций были А.Галлатин (1848) и Дж.Трамбулл (1876). Но действительно всеобъемлющей и очень влиятельной оказалась классификация, носящая имя Джона Уэсли Пауэлла. Майор Пауэлл (1834–1902) был путешественником и натуралистом и работал в Бюро по американской этнологии. В классификации, подготовленной Пауэллом и его сотрудниками, было выделено 58 языковых семей Северной Америки (1891). Многие из выделенных им семей сохранили свой статус в современной классификации. В том же 1891 появилась еще одна важная классификация американских языков, принадлежащая Даниелу Бринтону (1891), который ввел ряд важных терминов (например «юто-ацтекская семья»). Кроме того, классификация Бринтона включала языки не только Северной, но и Южной Америки. Более поздние классификации североамериканских языков опирались на классификацию Пауэлла, а южноамериканских – на классификацию Бринтона.

Вскоре после опубликования классификации Пауэлла предпринимались попытки сократить число североамериканских языковых семей. Калифорнийские антропологи А.Крёбер и Р.Диксон радикально уменьшили число языковых семей Калифорнии, в частности постулировали объединения «хока» и «пенути». Редукционистская тенденция начала 20 в. нашла свою кульминацию в широко известной классификации Э.Сепира (1921, 1929). Эта классификация включала всего шесть макросемей (stocks) языков Северной Америки: эскимосско-алеутскую, алгонкино-вакашскую, на-дене, пенутийскую, хоканско-сиуанскую и ацтекско-таноанскую. Сепир рассматривал данную классификацию как предварительную гипотезу, однако позднее она воспроизводилась без необходимых оговорок. В результате сложилось впечатление, что алгонкино-вакашское или хоканско-сиуанское объединения – это такие же признанные объединения Нового Света, как, скажем, индоевропейские или уральские языки в Евразии. Реальность эскимосско-алеутской семьи позднее была подтверждена, а остальные пять сепировских макросемей были пересмотрены или отвергнуты большинством специалистов.

Противопоставление лингвистов, склонных к объединению (lumping) и склонных к разделению сомнительных групп (splitting), сохраняется в американистике и по сей день. Начиная с 1960-х годов начало набирать силу второе из этих направлений, его манифестом стала книга Коренные языки Америки (ред. Л.Кемпбелл и М.Митун, 1979). В этой книге проводится максимально консервативный подход, авторы дают список из 62 языковых семей (включая некоторые семьи Мезоамерики), между которыми нет установимого родства. Больше половины из этих семей представляют собой генетически изолированные одиночные языки. Эта концепция основана на качественно новом уровне знаний о большинстве североамериканских языков по сравнению со временем Сепира: в течение 1960–1970-х годов была проведена детальная сравнительно-историческая работа по всем ядерным семьям Северной Америки. Эта работа активно продолжалась и в течение последних двух десятилетий. «Классификация консенсуса» была опубликована в 17-м томе (Языки) фундаментального Справочника по североамериканским индейцам (ред. А.Годдард, 1996). Эта классификация с небольшими изменениями повторяет классификацию 1979 года, в ней также представлено 62 генетических семьи.

Первая подробная классификация южноамериканских языков была предложена в 1935 чешским лингвистом Ч.Лоукоткой. Эта классификация включает 113 языковых семей. В дальнейшем большая работа по классификации языков Амазонии была проведена бразильским лингвистом А.Родригесом. Одна из наиболее современных и консервативных классификаций принадлежит Т.Кауфману (1990).

Языковое разнообразие и лингвогеографические особенности Америки. Американский лингвист Р.Аустерлиц сформулировал чрезвычайно важное наблюдение: Америка характеризуется гораздо более высокой генетической плотностью, чем Евразия. Генетическая плотность той или иной территории – это количество генетических объединений, представленных на этой территории, поделенное на площадь этой территории. Площадь Северной Америки в несколько раз меньше, чем площадь Евразии, а число языковых семей, напротив, в Америке намного больше. Данная идея была более подробно разработана Дж.Николс (1990, 1992); по ее данным, генетическая плотность Евразии около 1,3, в то время как в Северной Америке 6,6, в Мезоамерике – 28,0, а в Южной Америке – 13,6. Более того, в Америке есть территории с особенно высокой генетической плотностью. Таковы, в частности, Калифорния и северо-западное побережье США. Этот ареал представляет собой пример «замкнутой языковой зоны» с высоким языковым разнообразием. Замкнутые зоны обычно возникают в специфических географических условиях; факторы, способствующие их возникновению – это побережья океана, горы, другие труднопреодолимые препятствия, а также благоприятные климатические условия. Калифорния и северо-западное побережье, зажатые между горами и океаном, идеально соответствуют этим критериям; неудивительно, что генетическая плотность достигает здесь рекордных величин (в Калифорнии – 34,1). Напротив, центр Северной Америки (ареал Великих Равнин) – это «протяженная зона», там распространены лишь несколько семей, занимающих довольно большую территорию, генетическая плотность равна 2,5.

Заселение Америки и предыстория индейских языков. Заселение Америки происходило через Берингию – зону современного Берингова пролива. Однако вопрос о времени заселения остается дискуссионным. Одна из точек зрения, основанная на археологических данных и доминировавшая на протяжении долгого времени, состоит в том, что основное доисторическое население мигрировало в Америку 12–20 тыс. лет назад. В последнее время накапливается все больше свидетельств о совершенно другом сценарии. Среди этих свидетельств есть и лингвистические. Так, Дж.Николс считает, что объяснить чрезвычайное языковое разнообразие Америки можно двумя способами. Если придерживаться гипотезы об одной волне миграции, то для достижения современного уровня генетического разнообразия со времени этой волны должно было пройти не менее 50 тыс. лет. Если же настаивать на более позднем начале миграции, то объяснить существующее разнообразие можно лишь серией миграций; в последнем случае приходится считать, что генетическое разнообразие было перенесено из Старого Света в Новый. Наиболее вероятно, что верно и то и другое, т.е. что заселение Америки началось очень рано и происходило волнами. Кроме того, археологические, генетические и лингвистические данные подсказывают, что основная часть протоамериканского населения мигрировала не из глубин Евразии, а из Тихоокеанского региона.

Основные семьи индейских языков. Ниже перечисляются наиболее крупные языковые семьи Америки. Рассматривать их мы будем, постепенно продвигаясь с севера на юг. При этом мы не будем делать различия между живыми и мертвыми языками.

Семья на-дене (Na-Dene) включает язык тлингит и эяк-атабаскские языки. Последние делятся на язык эяк и довольно компактную атабаскскую (Athabaskan ~ Athapaskan) семью, включающую около 30 языков. Атабаскские языки распространены в трех ареалах. Во-первых, они одним массивом занимают внутреннюю Аляску и почти всю западную часть Канады. В этом ареале находится прародина атабасков. Второй атабаскский ареал – тихоокеанский: это несколько анклавов в штатах Вашингтон, Орегон и в северной Калифорнии. Языки третьего ареала распространены на юго-западе США. Южноатабаскские языки, иначе называемые апачскими, близкородственны. К ним относится самый многочисленный по количеству носителей североамериканский язык – навахо (см. НАВАХО). Сепир относил к на-дене язык хайда, но после многократной проверки эта гипотеза была отвергнута большинством специалистов, и сегодня хайда считается изолятом.

Салишская (Salishan) семья распространена компактно на юго-западе Канады и на северо-западе США. Эта семья насчитывает около 23 языков и делится на пять групп – континентальную и четыре береговые: центрально-салишскую, цамосскую, язык белла-кула и язык тилламук. Доказанных внешних связей салишской семьи на сегодняшний день нет.

Вакашская семья (Wakashan) распространена на побережье Британской Колумбии и на о-ве Ванкувер. Она включает две ветви – северную (квакиутльскую) и южную (нутканскую). Каждая из ветвей включает по три языка.

Алгская (Algic) семья состоит из трех ветвей. Одна из них – традиционно выделяемая алгонкинская (Algonquian) семья, распространенная в центре и на востоке континента. Две другие ветви – языки вийот и юрок, находящиеся в совершенно другом ареале – в северной Калифорнии. Родство языков вийот и юрок (их иногда называют ритванскими) с алгонкинскими языками долгое время было под вопросом, но сейчас признается многими специалистами. Вопрос о прародине алгской семьи – на западе, в центре или на востоке континента – остается открытым. Алгонкинская семья включает около 30 языков и занимает почти весь восток и центр Канады, а также весь район вокруг Великих озер (кроме ирокезской территории, см. ниже) и северную часть атлантического побережья США (до шт. Северная Каролина на юге). Среди алгонкинских языков выделяется компактная группа близкородственных восточно-алгонкинских языков. Прочие языки почти не образуют групп в рамках алгонкинской семьи, а происходят непосредственно от общеалгонкинского «корня». Некоторые алгонкинские языки – блэкфут, шейенн, арапахо – распространились особенно далеко на запад в ареал прерий.

Сиуанская (Siouan) семья включает около двух десятков языков и занимает компактным пятном основную часть прерийного ареала, а также несколько анклавов на атлантическом побережье и на юго-востоке США. Языки катауба и уоккон (юго-восток США) в настоящее время рассматриваются как отдаленная группа сиуанской семьи. Остальные сиуанские языки делятся на четыре группы – юго-восточную, группу долины Миссисипи, группу верховьев Миссури и мандан. Самой крупной является группа Миссисипи, в свою очередь делящаяся на четыре подгруппы – дхегиха, чивере, виннебаго и дакота (см. ДАКОТА). Вероятно родство сиуанских языков с ирокезскими и каддоанскими языками. Другие ранее предлагавшиеся объединения сиуанской семьи считаются недоказанными или ошибочными; язык ючи считается изолятом.

Ирокезская (Iroquoian) семья насчитывает около 12 языков. Ирокезская семья имеет бинарную структуру: южная группа состоит из одного языка чероки, все прочие языки входят в северную группу. Северные языки распространены в районе озер Эри, Гурон и Онтарио и по течению реки Св. Лаврентия, а также южнее на атлантическом побережье США. Чероки находится еще дальше на юго-западе.

Каддоанская (Caddoan) семья включает пять языков, которые занимают цепочку вытянутых с севера на юг анклавов в прерийном ареале. Язык каддо отстоит от прочих каддоанских языков дальше, чем они друг от друга. В настоящее время считается практически доказанным родство каддоанской и ирокезской семей.

Мускогейская (Muskogean) семья включает около 7 языков и занимает компактный регион на крайнем юго-востоке США – к востоку от нижнего течения Миссисипи, включая Флориду. Гипотеза об объединении мускогейских языков с четырьмя другими языками того же ареала под названием макросемьи «галф» (Gulf), предложенная М.Хаас, в настоящее время отброшена; эти четыре языка (натчез, атакапа, читимаша и туника) считаются изолятами.

Кайова-таноанская (Kiowa-Tanoan) семья включает язык кайова, распространенный в южной части прерийного ареала, и три языка на Юго-западе США, представляющие культуру пуэбло (наряду с языками кересской семьи, юто-ацтекским языком хопи и изолятом зуни).

Так называемая «пенутийская» (Penutian) макросемья, предложенная в начале 20 в. Крёбером и Диксоном, чрезвычайно проблематична и как целое не признается специалистами. В рамках «пенутийского» объединения наиболее обнадеживающими являются связи между языком кламат, языком молала (оба – в Орегоне) и сахаптинскими языками (Орегон, Вашингтон); это объединение именуют «пенутийские языки Плато» (4 языка). Еще одно родство, которое рассматривается как достоверная генетическая связь в рамках «пенутийского» объединения, – это единство семьи мивок (7 языков) и костаноанской семьи (8 языков); данное объединение именуется «ютийской» (Utian) семьей и расположено в северной Калифорнии. Всего в гипотетическое «пенутийское» объединение, кроме двух уже названных, входит еще 9 семей: цимшианская семья (2 языка), шинукская семья (3 языка), алсейская семья (2 языка), язык сиуслау, кусская семья (2 языка), такелма-калапуйянская семья (3 языка), винтуанская семья (2 языка), майдуанская семья (3 языка) и йокуцская семья (минимум 6 языков). Сепир относил также к пенутийской макросемье язык каюсе (Орегон) и «мексиканские пенутийские» – семью михе-соке и язык уаве.

Кочими-юманская (Cochimн-Yuman) семья распространена в пограничном районе между США и Мексикой. Языки кочими находятся в средней части Нижней Калифорнии, а юманская семья, насчитывающая десять языков, распространена в западной Аризоне, южной Калифорнии и на севере Нижней Калифорнии. Юманская семья причислялась к «хоканской» (Hokan) макросемье. Сейчас кочими-юманская семья рассматривается как ядро этого гипотетического объединения. Наиболее вероятны генетические связи кочими-юманских языков с помоанскими (Pomoan) языками, распространенными в северной Калифорнии (помоанская семья включает семь языков). Согласно современным представлениям, «хоканское» объединение столь же недостоверно, как и пенутийское; в него, помимо уже названных, входит 8 независимых семей: язык сери, язык уашо, салинская семья (2 языка), языки яна, палайниханская семья (2 языка), шастанская семья (4 языка), язык чимарико и язык карок. Сепир причислял к хоканским языкам также яхык эсселен и ныне вымершую чумашскую семью, включавшую несколько языков.

Юто-ацтекская (Uto-Aztecan) семья – крупнейшая на западе США и в Мексике. На территории США насчитывается около 22 юто-ацтекских языков. Эти языки распадаются на пять основных групп: намскую, такскую, тюбатулабал, хопи и тепиманскую. Еще ряд групп представлены в Мексике, в том числе ацтекские языки (см. АЦТЕКСКИЕ ЯЗЫКИ). Юто-ацтекские языки занимают всю территорию Большого Бассейна в США и крупные территории на северо-западе и в центре Мексики. Язык команче распространен на юге прерийного ареала. Многочисленные внешние связи юто-ацтекских языков, предлагавшиеся в литературе, являются недостоверными.

Последние две рассмотренные семьи частично находятся на территории Мексики. Далее мы переходим к семьям, которые представлены исключительно в Мезоамерике.

Отомангейская (Otomanguean) семья насчитывает многие десятки языков и распространена в основном в центральной Мексике. Семь групп в рамках отомангейской семьи – амусго, чьяпянек-манге, чинантеко, миштеко, отоми-паме, пополокская и сапотекская.

Тотонакская (Totonacan) семья распространена в восточно-центральной Мексике и включает две ветви – тотонак и тепеуа. Тотонакская семья насчитывает около десятка языков.

Михе-соке семья (Mixe-Zoque) распространена на юге Мексики и включает около двух десятков языков. Две основные ветви этой семьи – михе и соке.

Майянская семья (Mayan) – крупнейшая семья юга Мексики, Гватемалы и Белиза. В настоящее время насчитывается от 50 до 80 майянских языков. См. МАЙЯНСКИЕ ЯЗЫКИ.

Мисумальпанская (Misumalpan) семья насчитывает четыре языка, находящиеся на территории Сальвадора, Никарагуа и Гондураса. Возможно, эта семья генетически связана с чибчанской (см. ниже).

Чибчанская (Chibchan) языковая семья является переходной между языками Мезоамерики и Южной Америки. Относящиеся к ней языки распространены в Гондурасе, Никарагуа, Коста-Рике, Панаме, Венесуэле и Колумбии. Чибчанская семья насчитывает 24 языка.

Дальнейшие рассматриваемые семьи являются уже собственно южноамериканскими, хотя некоторые из них имеют периферийных представителей в Центральной Америке.

Аравакская (Arawakan), или майпуреанская, семья распространена почти по всей Южной Америке, по ряду стран Центральной Америки вплоть до Гватемалы и по всем островам Карибского моря, включая Кубу. Центр тяжести этой семьи приходится, тем не менее, на западную Амазонию. Аравакская семья состоит из пяти основных ветвей: центральной, восточной, северной (включая группы карибскую, внутреннюю и вапишана), южной (включая группы боливия-паран, кампа и пурус) и западной.

Кáрибская (Káriban) – основная семья севера Южной Америки. (Подчеркнем, что упомянутая в предыдущем абзаце карибская группа (Caribbean) относится не к данной семье, а к аравакской. Такая омонимия возникла из-за того, что кáрибские народы с материка завоевывали аравакские народы островов и в некоторых случаях передавали им свое самоназвание. Кáрибская семья включает 43 языка.

В западной Амазонии (примерно там же, где и аравакская семья) находятся языки туканоанской (Tukánoan) семьи. К этой семье относятся 14 языков.

В андском регионе находятся языки кечуанской (Quechuan) и аймаранской (Aymaran) семей. К этим семьям принадлежат великие языки Южной Америки – кечуа и аймара. Кечуанская семья включает несколько языков кечуа, которые в другой терминологии именуются диалектами (см. КЕЧУА). Аймаранская семья, или хаки (Jaquí), состоит из двух языков, один из которых – аймарá (см. АЙМАРÁ). Многие специалисты предполагают, что эти две семьи родственны и образуют макросемью кечумара, другие лингвисты объясняют сходство заимствованиями.

В южных предгорьях Анд расположена паноанская (Panoan) семья. Она разделяется на восемь ветвей, именуемых по географическому признаку (восточная, северно-центральная и т.д.), и включает 28 языков.

В восточной Бразилии находится семья же (Je), к которой относятся 13 языков. Существует гипотеза, что языки же вместе с еще 12 мелкими семьями (от 1 до 4 языков в каждой) образуют макросемью макро-же. К макро-же относят, в частности, язык чикитано, боророанскую семью, машакалийскую семью, языки каражá и др.

По периферии ареала макро-же, т.е. фактически по всей Бразилии и прилегающим районам распространена тупийская (Tupian) макросемья. К ней относятся около 37 языков. Тупийская макросемья включает ядро – семью тупи-гуарани, которая состоит из восьми ветвей: гуаранийской, гуараю, собственно тупийской, тапирапе, каяби, паринтинтин, камаюра и тукунйапе. К гуаранийской ветви относится, в частности, один из великих южноамериканских языков – парагвайский язык гуарани (см. ГУАРАНИ). Помимо языков тупи-гуарани, в тупийское объединение включают еще восемь обособленных языков (их генетический статус окончательно не установлен).

Социолингвистические сведения. Языки американских индейцев чрезвычайно разнообразны по своим социолингвистическим характеристикам. Современное состояние индейских языков складывалось в условиях европейской колонизации и последующего существования как языков этнических меньшинств. Тем не менее в современном состоянии ясно видны рефлексы социальной и демографической ситуации, имевшей место в доколониальный период. В современном социолингвистическом статусе индейских языков имеется много индивидуальных различий, но есть черты, общие для целых ареалов. В этом смысле Северную Америку, Мезоамерику и Южную Америку удобно рассмотреть каждую по отдельности.

Несмотря на высокую языковую генетическую плотность Северной Америки, плотность населения в доконтактный период была низкой. Большинство оценок индейского населения до колонизации находятся в районе цифры в 1 млн. человек. Индейские племена, как правило, не насчитывали более нескольких тысяч человек. Это положение сохранилось и в настоящее время: индейцы представляют собой весьма малые меньшинства в США и Канаде. Впрочем, имеется несколько племен, численность которых измеряется десятками тысяч, – навахо, дакота, кри, оджибва, чероки. Многие другие племена в течение 1820 вв. полностью исчезли (в результате геноцида, эпидемий, ассимиляции) либо сохранились как этнические группы, но утратили язык. Согласно данным А.Годдарда (основанным, в свою очередь, на сведениях М.Краусса, Б.Граймс и др.), в Северной Америке сохранилось 46 индейских и эскимосско-алеутских языков, которые продолжают усваиваться достаточно большим числом детей как родные. Кроме того, имеется 91 язык, которым владеет достаточно большое число взрослых, и 72 языка, которым владеют лишь отдельные пожилые люди. Еще около 120 языков, которые были как-то зарегистрированы, исчезли. Практически все индейцы Северной Америки владеют английским (или французским или испанским). В последнее одно-два десятилетия в ряде мест США и Канады индейцами и лингвистами предпринимаются энергичные усилия по возрождению коренных языков.

Густонаселенные империи майя и ацтеков были разрушены конкистадорами, но потомки этих империй исчисляются сотнями тысяч. Таковы языки масауа (250–400 тыс., отомангейская семья, Мексика), восточно-уастекский науатль (более 400 тыс., юто-ацтекская семья, Мексика), майянские языки кекчи (280 тыс., Гватемала), западно-центральный киче (более 350 тыс., Гватемала), юкатекский (500 тыс., Мексика). Среднее количество носителей мезоамериканского языка на порядок выше, чем в Северной Америке.

В Южной Америке языковая ситуация крайне поляризована. С одной стороны, подавляющее большинство языков имеют очень малое количество носителей – несколько тысяч, сотен или даже десятков человек. Многие языки исчезли, и этот процесс не замедляется. Так, в большинстве крупнейших языковых семей от четверти до половины языков уже вымерли. Вместе с тем население, говорящее на коренных языках, оценивается цифрой от 11 до 15 млн. человек. Это связано с тем обстоятельством, что несколько южноамериканских языков стали межэтническими для целых групп индейских племен, а впоследствии – средством самоидентификации индейцев (независимо от их конкретного этнического происхождения) или даже целых стран. В результате в ряде государств индейские языки приобрели официальный статус (см. КЕЧУА; АЙМАРА; ГУАРАНИ).

Типологические особенности. При всем генетическом разнообразии языков Америки, очевидно, что обобщений относительно структурных особенностей этих языков можно сделать очень немного. Чаще всего в качестве конституирующей черты «американского» языкового типа указывается полисинтетизм, т.е. большое число морфем, в среднем приходящихся на слово (по сравнению с межъязыковым «стандартом»). Полисинтетизм – характеристика не любых слов, а только глаголов. Суть этого грамматического явления состоит в том, что многие значения, часто выражаемые в языках мира в составе имен и служебных частей речи, в полисинтетических языках выражаются в составе глагола. В результате возникают длинные глагольные формы, содержащие множество морфем, а другие составляющие предложения не являются столь обязательными, как в языках европейского типа (Боас говорил о «слове-предложении» в североамерканских языках). Сепир приводил следующий пример глагольной формы из калифорнийского языка яна (Sapir 1929/Сепир 1993: 414): yabanaumawildjigummaha'nigi 'пусть мы, каждый [из нас], действительно движется на запад через ручей'. Структура этой формы такова: ya-(несколько.людей.движутся); banauma- (все); wil- (через); dji- (на.запад); gumma- (действительно); ha'- (пусть); nigi (мы). В ирокезском языке мохаук слово ionsahahnekуntsienhte' означает 'он снова зачерпнул воды' (пример из работы М.Митун). Поморфемный анализ этого слова таков: i- (через); ons- (снова); a- (прош.); ha- (муж.ед.агент); hnek- (жидкость); óntsien- (достать.воду); ht- (каузатив); e' (точечность).

Ярко выраженной склонностью к полисинтетизму обладает большинство крупнейших языковых семей Северной Америки – на-дене, алгонкинская, ирокезская, сиуанская, каддоанская, майянская. Некоторые другие семьи, особенно в западной и южной частях континента, ближе к типологическому среднему и характеризуются умеренным синтетизмом. Полисинтетизм характерен и для многих языков Южной Америки.

Один из основных аспектов полисинтетизма – наличие показателей аргументов в составе глагола; таковы морфема -nigi 'мы' в яна и ha- 'он' в мохаук. Эти показатели кодируют не только внутренние признаки самих аргументов (лицо, число, род), но и их роль в предикации (агенс, пациенс и т.д.). Таким образом, ролевые значения, которые в языках типа русского выражаются падежами в составе имен, в полисинтетических языках выражаются в составе глагола. Дж.Николс сформулировала важное типологическое противопоставление вершинного/зависимостного маркирования: если в таком языке, как русский, ролевые отношения маркируются на зависимых элементах (именах), то в языке типа мохаук – на вершинном элементе (глаголе). Показатели аргументов в глаголе традиционно интерпретируются в американистике как инкорпорированные в глагол местоимения. Для описания этого явления Джелинек предложила понятие «местоименные аргументы»: в языках данного типа истинными аргументами глагола являются не самостоятельные именные словоформы, а связанные местоименные морфемы в составе глагола. Именные словоформы в этом случае рассматриваются как «приложения» (adjuncts) к местоименным аргументам. Для многих индейских языков характерна инкорпорация в глагол не только местоименных морфем, но и именных корней – особенно соответствующих семантическим ролям пациенса и места.

На материале индейских языков была впервые обнаружена активная конструкция предложения. Активность – явление, альтернативное эргативности и аккузативности (см. ТИПОЛОГИЯ ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ). В активной конструкции и агенс и пациенс кодируются независимо от переходности глагола. Активная модель характерна, в частности, для таких языковых семей, как помоанская, сиуанская, каддоанская, ирокезская, мускогейская, кересская и др. в Северной Америке, и для тупийских языков в Южной Америке. На данных индейских языков во многом построена концепция языков активного строя, принадлежащая Г.А.Климову.

Индейские языки существенно повлияли на развитие типологии порядка слов. В исследованиях базового порядка слов для иллюстрации редких порядков постоянно цитируются данные южноамериканских языков. Так, в кáрибском языке хишкарьяна, согласно описанию Д.Дербишира, базовый порядок – «объект – предикат – субъект» (большая редкость в языках мира). Материал индейских языков сыграл большую роль и в развитии типологии прагматического порядка слов. Например, Р.Томлин и Р.Роудс обнаружили, что в алгонкинском языке оджибва наиболее нейтральный порядок противоположен тому, который обычен для европейских языков: тематическая информация следует после нетематической. М.Митун, опираясь на материал полисинтетических языков с местоименными аргументами, предложила не считать базовый порядок универсально применимой характеристикой; действительно, если именные группы – лишь приложения к местоименным аргументам, то их порядок вряд ли должен считаться важной характеристикой языка.

Еще одна особенность ряда индейских языков – противопоставление между проксимативным (ближним) и обвиативным (дальним) третьим лицом. Наиболее известная система такого типа имеется в алгонкинских языках. Именные группы эксплицитно маркируются как относящиеся к проксимативному или обвиативному лицу; этот выбор делается на дискурсивных основаниях – проксимативным обычно выбирается лицо, известное или близкое говорящему. Далее, на основе различия двух третьих лиц в ряде индейских языков строится грамматическая категория инверсива. Так, в алгонкинских языках действует личная иерархия: 1-е, 2-е лицо > 3-е проксимативное лицо > 3-е обвиативное лицо. В переходных предикациях агенс может быть выше пациенса по этой иерархии, и тогда глагол маркируется как прямая форма, а если агенс ниже пациенса, то глагол маркируется как инверсивный.

Андрей Кибрик

ЛИТЕРАТУРА

Березкин Ю.Е., Бородатова А.А., Истомин А.А., Кибрик А.А. Индейские языки. – В кн.: Американская этнология. Учебное пособие (в печати)
Климов Г.А. Типология языков активного строя. М., 1977